Благими намерениями: забота о природе как предлог лезть в жизнь детей?

Благими намерениями: забота о природе как предлог лезть в жизнь детей?

Забота об окружающей среде — благое дело. Но, как обычно бывает, если к благим намерениям добавить фанатизма и настойчивого навязывания своих интересов другим людям — ничего хорошего из этого не получится.

Среди моих знакомых, людей, которые заморачиваются раздельным сбором бытовых отходов, раз, два и обчелся.

Не на каждой кухне есть место для нескольких мусорных вёдер. А после 13-часового рабочего дня, единственными желаниями являются: что-нибудь съесть и лечь спать.

У нас во дворе стоит отдельный контейнер только для пластика.

Остальные отходы: бумагу, стекло, алюминиевые банки и тару из-под консервов, предлагается возить или на вокзал, где установлены контейнеры на любой вкус, или почти на другой конец города.

Мест, где принимают на утилизацию батарейки, я насчитала 5 штук, а градусники и энергосберегающие лампы принимают в 2 и 4 пунктах соответственно. И это на город, где численность населения чуть более миллиона человек.

В столице дела с заботой об экологии обстоят получше: более 1000 пунктов приёма ламп и 26 пунктов приёма раздельных отходов. А ещё по Москве колесят 27 мобильных пунктов сбора.

Лёня и Катя живут в столице, в квартире Катиной бабушки, расположенной в районе Ховрино. И там пункт сбора раздельных отходов есть: мусор из квартиры ребят выносился именно туда. Только Катя об этом не знала, до поры до времени.

Женаты наши герои три года, ещё столько же встречались. Известие о беременности не стало громом среди ясного неба.

Катя работала по графику два через два, приходя домой в одиннадцатом часу вечера. Мусор из квартиры выносился в Катино отсутствие.

Стоило девушке выйти в декрет в 30 недель, как она столкнулась с неприятным сюрпризом: Марина Анатольевна, мама Леонида, последний год ратующая за сохранение окружающей среды, заявилась в квартиру к детям, чтобы разобрать их мешок с мусором.

Катя открыла дверь, не ожидая подвоха. Она предложила незваной гостье чай, Марина Анатольевна отказалась, прошла на кухню, достала из-под раковины мешок с мусором, расстелила клёёнку на полу и вывалила содержимое. После чего, надев перчатки, Марина Анатольевна принялась сортировать отходы по нескольким пакетам.

Катя смотрела на происходящее и офигевала.

— Что Вы делаете? — спросила Катя, прокручивая в голове постоянные разговоры и нравоучения о том, что мусор надо собирать в отдельные мешки и выносить на специализированную площадку с разными контейнерами.

— Забочусь о природе! — гордо ответила Марина Анатольевна, продолжая копаться в чужом мусоре. — Раньше вечером приходила, когда Лёня дома был. Теперь днём буду ходить, раз ты дома.

— А почему тут, а не у себя?

— У меня дома всё по уму: я сразу всё отдельно складирую. Тебе самой лень, вот я и помогаю. Уже полгода к вам хожу и мусор разбираю. Фу, Катя, опять тушёнку покупала? — Марина Анатольевна двумя пальцами подняла пустую грязную банку и помахала ей в воздухе. — Сама бы наварила, и вкусней, и химии нет!

Катя протёрла глаза. Происходящее казалось нереальным. Намерения у Светланы Анатольевны — самые что ни на есть благие. Но копаться в чужом мусоре?

Марина Анатольевна предложила беременной снохе присоединиться, на что получила отказ:

— Извините. но рыться в мусоре — не моё. Вы как закончите — дверь захлопните за собой. — попросила Катя и ушла в комнату, звонить мужу.

— Чем бы дитя не тешилось… Ну приходит, разбирает, что такого? — не понял Лёня претензий жены.

— В нашем мусоре! На нашей кухне! Лёня, это ненормально! Хочет твоя мама природу беречь — пожалуйста, но зачем к нам лезть?

— Катюш, ты преувеличиваешь масштаб трагедии. Ты беременна, у тебя гормоны, не переживай: мама быстро всё разберёт и уйдёт. — попытался успокоить супругу Лёня.

Позволять свекрови и дальше вмешиваться в жизнь их семьи, Катя отказалась. Она предупредила мужа, что больше его маму конкретно для этой цели: разбор содержимого мусорного ведра, она не впустит.

— Да что такого случилось-то? — категоричности жены Лёня не понял.

Когда я разговаривала с Катей, то представила себе картину: заявляется к нам домой моя свекровь, вываливает мусор на кухне, начинает там рыться и рассматривать: что мы ели и покупали.

Да, забота об окружающей среде — нужное дело, но платить за эту заботу своими нервами — я не согласна. Как максимум, я бы согласилась на то, чтобы муж увозил наш мусор к своей маме домой. Какая ей разница, где его перебирать?

То же самое Катя предложила и своему мужу. Но мусор с доставкой на дом Марину Анатольевну не устроил. Она накормила сына, а на прощание вручила ему обратно привезённый пакет со словами:

— Я и так вам одолжение делаю, а вы мне на шею сесть хотите.

Отказу свекрови перебирать чужой мусор в своей квартире, Катя не удивилась:

— Она использовала удобный и благой предлог, чтобы наблюдать за нашей жизнью, ведь по содержимому мусорного ведра можно многое понять: что люди едят и пьют, что покупают — по ярлыкам и чекам, даже становится ясно, как часто живут личной жизнью. Ей доставляло удовольствие всё вынюхивать про нас. Сам факт раздела отходов — лишь прикрытие для её изысканий.

Благими намерениями: забота о природе как предлог лезть в жизнь детей? Или Марина Анатольевна права, а Катя не ценит заботы и порывов свекрови?

Источник

Благими намерениями: забота о природе как предлог лезть в жизнь детей?
Скучные жены и занудные мужья, или когда в отношениях скучно
Adblock
detector