«Дочь, дай двести рублей, сахар дома кончился, да муки нет»

01.09.201822:33

«Дочь, дай двести рублей, сахар дома кончился, да муки нет»

На улице тепло, хорошо. С потеплением вылезли местные дворовые алкоголики. «Вылезли и вылезли — тебе то какое дело?» — спросите Вы. А дело мне до этого самое что ни на есть большое.

Наши с мужем мамы возглавляют местную «синюю» банду. Именно на почве любви к алкоголю они и сошлись.

Так получилось, что все мы живём в одном дворе. С мужем мы знакомы с детства, а живём в квартире его деда, который жильё своё завещал единственному внуку, а не дочери, большой любительнице заложить за воротник. К сожалению, переехать нет никакой возможности, пока, как минимум, я не выйду из декрета.

Каждый день к нам в дом ломится то одна, то вторая.

— Дай двести рублей. — требует мама или свёкра.

— Зачем? — интересуюсь я, прекрасно зная зачем.

— На хлеб (вариативно: на молоко, на макароны, на масло и пр)!

Я выношу озвученный продукт, собеседница кривится и уходит со словами:

— Вырастила на свою голову, совсем на мать плевать!

или:

— Угораздило же моего сына жениться!

Живут мама и Неля вместе. Нелина квартира, в которой вырос мой муж, была пропита ещё пять лет назад. Ух, как тогда шиковала местная алкашня! Но деньги, рано или поздно, имеют свойство заканчиваться.

Я уж умолчу про ежедневные подкарауливания по дороге в садик и из садика. Только ребёнка мне пугают. Бабушки называются.

Сижу на лавочке, глажу свой беременный живот, старший качается на качелях. Обычно в своём дворе мы не гуляем, но в тот день мне было так плохо, что еле хватило сил добрести из садика до дома.

Из маминого подъезда выходят мужчина и женщина, они прощаются, мужчина садится в дорогую иномарку и уезжает. Женщина стоит, озирается по сторонам, видит меня, её лицо озаряется улыбкой и она шагает в мою сторону.

— Здравствуйте! Девушка, а Вы знаете обитателе 34 квартиры? Покупать собираюсь, хотелось бы с соседями поговорить, расспросить поподробней про квартиру. Может, родственники там в тюрьме, или история какая тёмная случилась?

О, про 34 квартиру я знала всё — я в ней выросла. Интересно, а где мама с Нелей жить собрались?

— Да, я могу Вам помочь. — ответила я лучезарно улыбающейся девушке. — Вы ведь знаете, что у женщины, что там живёт, в собственности две трети квартиры?

— Да, меня предупредили. Хозяйка заверила, что проблем с выкупом остального не будет, что там у собственника есть своё жильё. Риэлтор взял контакты, сегодня звонить будет. Думаю, договоримся, уж очень квартира понравилась.

— Вам далеко ходить не надо, вот она — собственник трети. — я показала пальцем на качающегося на качельке сына.

Муж, участник приватизации, в 18 подарил свою долю Неле, поддавшись её уговорам. А у моей мамы не получилось раскрутить меня на то же самое. А когда мама начала пить, а уж после того, как они с Нелей пропили родовое гнездо мужа. я подарила свою треть сыну. Случись что — и у ребёнка отнять долю намного труднее. Да и, где-то в глубине души, я всё равно надеялась на мамино благоразумие.

— Ребёнок? Он Ваш? Я сейчас позвоню Михаилу, он вернётся и обсудим продажу доли Вашего сына, если Вам сейчас удобно. — начала тараторить девушка.

— Прошу прощения, что я Вас расстрою — но доля сына не продаётся. — пожала я плечами.

— Я оставлю Вам свой номер, вы подумайте хорошенько. — девушка принялась рыться в сумке.

— Не стоит, я не передумаю. — ответила я.

Тем не менее, она вручила мне свою визитку и попрощалась.

Я позвонила мужу и рассказала о очередной попытке разбазарить наше наследство. Муж горько рассмеялся:

— А может, пусть продают и съезжают? А то на улицу уже стыдно выйти.

— Как ты думаешь, к кому они пойдут жить, когда весело пропьют вторую квартиру? К нам! А оно нам надо? Вот и я думаю, что нет.

Мам мы пытались лечить — возили по всяким центрам, кодировали. После пойманных «белочек» они клялись, что больше «никогда в жизни и капли в рот не возьму»! Никогда в жизни — это ровно два дня.

Больно смотреть, когда близкий человек опускается ниже городской канализации. А ещё больнее от того, что помочь ты ничем не можешь. Ведь самое главное в лечении алкогольной зависимости — желание самого алкоголика. Сижу пишу, звонок в дверь. На пороге — мама:

— Дочь, дай двести рублей, сахар дома кончился, да муки нет.

Источник

«Дочь, дай двести рублей, сахар дома кончился, да муки нет»
Adblock
detector