Вспомнить, чтобы забыть!

11.02.201909:00

Молодая женщина очнулась где-то в горах, среди камней. Совершенно незнакомые ей места.

Внизу, судя по каменным стенам, какой-то город.

Кто она? Где? Как оказалась здесь? Почему память, словно чистый лист бумаги?

Ничего не понимая, она шла вперёд… Голова сильно кружилась.

Минут через пять, когда она почти спустилась вниз, к ней подбежали двое мужчин и женщина, наверное, эти люди узнали её, так как очень обрадовались, когда увидели.

Мужчины поддержали под руки, а их спутница обняла, поцеловала и дала воды, а потом, улыбнувшись, сказала:

— Не переживай, Юлия, у тебя временная потеря памяти, ты упала и стукнулась головой, но наш магистр поможет, он многих поставил на ноги. Ты же узнаёшь меня? Я твоя тётя, Кассандра.

Юлия посмотрела на эту чужую для неё даму.

— Тётя? Я вас совсем не помню. Имя знакомое, я его слышала, наверное, а может быть, мне так кажется.

— Это ничего, моя хорошая, ты вспомнишь – это дело времени, — улыбнулась незнакомка.- Я вырастила тебя, когда погибли твои родители, ты мне почти родная дочка. Вспомнишь, обязательно вспомнишь.

Она приобняла Юлию.

— А почему я оказалась там, в горах?

Она посмотрела наверх.

— Ты хотела сорвать эдельвейсы, вон они, посмотри.

Кассандра показала ей на несколько странных цветов, растущих недалеко от вершины скалы, которые та раньше никогда не видела.

— А зачем? Они не очень красивые, мне кажется маки лучше, хотя, возможно я ошибаюсь, возможно, есть и другие цветы, но я почему-то помню только маки и ковыль.

— Мы почти дошли, присядь, отдышись, попей водички. Ты помнишь маки и ковыль? Они здесь не растут, но это всё равно замечательно, значит, твоя память только спит, она не погибла.

Юлия села на нагретый солнцем камень. Действительно, очень хотелось пить.

Она жадно отхлебнула из фляжки, которую подала женщина, называвшая себя её тётей.

— Клементина очень обрадуется тому, что мы тебя отыскали, — продолжила незнакомка.

— А кто это — Клементина? Спросила она, отпив очередной глоток воды.

— Твоя дочь, — последовал ответ.

— Кто?

Юлия поперхнулась. Детей у неё не было, и она это знала.

— А кроме этой…(она замялась, не вспомнив названное «тётей» имя) кроме дочери у меня есть ещё дети?

— Нет, у тебя только дочка, ей восемь лет, очень милая девочка, вылитая ты в детстве. Виктор места не находил, когда ты пропала, а Клементина постоянно тебя звала и плакала.

— Виктор?

— Да, твой муж.

— Муж? Я замужем?

— Конечно, осенью будет девять лет со дня вашей свадьбы. Вы такая красивая пара и всегда так любили друг друга.

Юлия задумалась. Она не помнила ничего из сказанного этой женщиной, но возможно и в самом деле она потеряла память.

Они спустились в город.

По мощёным улочкам шли улыбающиеся люди, которые о чём-то беседовали, куда-то спешили. Дети играли, пиная ногами какой-то шар, возле сооружений, которые Кассандра называла домами.

Они подошли к одному из таких домов, тесно прижимаясь к стенам которого росли красивые кусты с ароматными розовыми цветами.

— Вот тут ты и живёшь, — сказала Кассандра, указывая на двери, из которых через секунду вышла светловолосая девочка и, остановившись на пороге, она уставилась на Юлию, будто не веря тому, что видит, а потом подбежала, обняла её своими маленькими ручками и закричала, задыхаясь от переполнявшего её восторга:

— Папа, папа, иди скорее сюда! Мамочка вернулась!

Не успела Юлия ничего сказать, как следом за ребёнком выбежал симпатичный мужчина, весь перепачканный в муке. Он, не вытирая рук, обхватил её в охапку, прижал к себе, покрывая лицо, руки и шею поцелуями, закружил в объятиях. Девочка в это время, радостно смеясь, благодарила Кассандру, за то, что она нашла маму, как и обещала.

— Пойдём в дом, — опустив её на землю, произнёс Виктор, — как знал, настряпал пирожков. Не таких, как делала нам ты, конечно, но Клементина ест их с удовольствием.

Первую неделю было сложно, это напоминало обучение в младшей школе. Кое-что она знала, кое о чём ей напоминали дочь и муж, к тому же ежедневно приходил магистр. Он расспрашивал обо всём, делал какие-то пометки в своей тетрадке и уходил.

Постепенно память начала возвращаться, по крайней мере, ей так казалось. Она быстро адаптировалась: незнакомые цветы приобрели свои имена, а вещи названия. Не смотря на то, что поначалу отношения с Клементиной не складывались, и женщина чувствовала, что это чужая девочка, хотя малышка мурлыкала рядом с ней, как котёнок, и беспрекословно слушалась свою «маму».

Постепенно она стала называть её дочерью и даже целовать на ночь. Виктор был с ней мил и нежен, но если она прежде не чувствовала к нему ничего, то сейчас привыкла и, когда он целовал её ночью, перестала автоматически вытирать губы рукой, начала отвечать на его ласки.

Вчера магистр наконец-то сказал, что пришло время, и пообещал на следующий день рассказать, что же произошло с её памятью, поэтому сегодня женщина ждала его прихода с нетерпением.

Мужчина явился, как всегда вовремя, он был ужасно пунктуален. Пригладив волосы у зеркала в прихожей, произнёс:

— Ну-с, мадам, вы готовы меня слушать?

Юлия была рада, что не пришлось ему напоминать и ждать, пока он будет задавать свои вопросы, как обычно. Она кивнула и пошла к креслу.

Усевшись напротив неё, магистр спросил ещё раз, готова ли она и, услышав утвердительный ответ, начал рассказ.

— Вы, Юлия, потерялись в горах почти три года назад. Я полагаю, вас выкрали, так как вы случайно зашли на территорию возле барьера.

— А что такое барьер?

— Барьер придумали наши учёные, он ограждает нас от воинственных соседей. О нём знают все граждане нашей страны с раннего детства и считают его делом привычным, иногда даже забывая, для чего он создан. Дело в том, что это силовое поле, проходя через которое, люди на какое-то время теряют память, как это случилось с вами.

Поначалу к нам приходили целые отряды инородцев, мы отнимали у них оружие и отправляли обратно за барьер. И нам ничего не угрожало, и их люди оставались живы и здоровы, а небольшая потеря памяти через пару месяцев пропадала. К сожалению, некоторые теряли её навсегда, но это было малой жертвой.

Потом их военачальники догадались, в чём дело. Они пробовали разные способы переправить своих людей, но барьер проникал под любую защиту. С тех пор с их стороны намерений перейти эту границу не наблюдалось.

Только после этого стали случаться другие неприятности, начали исчезать наши люди, из числа тех, кто случайно перешёл барьер или кто подошёл к нему слишком близко. На вторых из-за границы накидывали лассо и утаскивали насильно, а перейдя рубеж, все они теряли память. Возвращались редко, не помня ни о чём.

К вам память возвращается этапами. Вполне возможно, что однажды вы сумеете вспомнить всё и по эту и по ту сторону. Проблема в том, что наших людей там как-то психологически обрабатывали, и они не могли вспомнить ничего вообще.

Двенадцать человек потеряли память навсегда. Мы не разглашаем эту информацию, но если вам интересно, то я могу показать их вам. Все они вернулись в этом году, так что у них есть ещё время, чтобы вспомнить свои семьи, детей, родителей, в общем, всю прошлую жизнь.

Магистр опустил глаза и вздохнул.

— Я надеюсь, что когда-нибудь они всё вспомнят. Но вы, вы исключительный случай. Впервые за это время память не покинула переходившего барьер человека окончательно. Вы после перехода помнили детали прошлых жизней, отрывочно, но всё-таки. Всё вот в этой тетрадочке.

Он похлопал рукой по папке, где носил тетрадь, в которую записывал её ответы на свои бесконечные вопросы.

— Магистр, вы сказали, что я могу увидеть тех людей, ну, тех двенадцать.

— Да, конечно, хоть сейчас, они в закрытой клинике на краю города.

— Тогда я только кофточку накину, прохладно сегодня.

— Конечно, я подожду вас на улице.

До клиники они добрались быстро. Юлия полагала, что её привезут в учреждение для умалишённых, но в больнице не было охраны и решёток на окнах, только при въезде на территорию клиники читал газетку пожилой мужчина, улыбнувшийся и пропустивший их, когда магистр назвал цель визита, а на этаже дежурила санитарка, которая проводила их в нужную им комнату.

Люди в палате скорее были похожи на посетителей дома отдыха, чем на пациентов клиники, они внимательно рассматривали посетителей. Если бы она увидела их на улице, то не подумала бы, что они больны.

Вдруг один подбежал к посетителям и, упав перед ней на колени, воскликнул:

— Госпожа Зара, приказывайте.

Женщина попятилась, в это время остальные пациенты, подняв глаза и, увидев её, тоже опустились на колени, как роботы, которым подали сигнал.

— Я, не ваша госпожа, — попыталась успокоить их Юлия.

Но вдруг, словно молния прожгла насквозь всё её тело. Она вспомнила.

Гар — так зовут её мужа, он правитель народа за барьером, это ради него она отправилась сюда, чтобы разведать, как отключить это чудо техники. А он ждёт её дома вместе с их сыном, маленьким голубоглазым красавцем, который наденет корону после отца. Её зовут Зара, и задание, с которым она прибыла, она провалила.

Магистр моментально всё понял, она это прочитала по его глазам. Но он не успел позвать на помощь, его связали простынями и крепко притянули к железной кровати, предварительно закрыв рот кляпом.

Через пару минут группа людей из тринадцати человек перебежками, прячась от посторонних глаз, направилась в сторону гор. А ещё через пятнадцать минут, когда они почти добрались до места, беглецы увидели погоню.

Перед самым барьером женщина неожиданно остановилась. Она почти успела шагнуть за преграду, как остальные, но в этот момент к ней окончательно вернулась память.

Вспомнилось всё до этой минуты, даже мелочи, всё, что случилось по обе стороны барьера.

Юлия(которую за барьером Зарой) боялась даже пошевелиться, чтобы не вспугнуть нагрянувшие воспоминания, которые прилетели стайкой юрких птиц и теперь открывали ей то, чего никто кроме неё знать не мог.

Она вспомнила, как три года назад собирала эдельвейсы, как её тело захлестнуло лассо, и её, обдирая кожу и одежду о камни, уволокли за барьер.

Вспомнила долгие дни и ночи, когда ей и другим людям внушали, что там, за барьером их враги. Как через полгода «промывки мозгов», что было не сложно, если учесть полное отсутствие памяти, она, конечно же, не смогла вспомнить ничего из прошлой жизни.

А потом её случайно увидел Гар. Это была взаимная любовь с первого взгляда. Он полюбил её, и она влюбилась в него всем сердцем, откуда же было знать, что где-то её ждут муж и маленькая дочка.

Забрав красавицу, покорившую его доселе неприступное сердце, из центра подготовки диверсантов, правитель сделал Зару (такое имя ей дали, ведь своё она не помнила) своей законной супругой. А через год родился Нэр – их сын. У него были тёмные волнистые волосы, как у отца и голубые глаза, как у матери, а сейчас он ждёт её там, с другой стороны, этот милый розовощёкий малыш — плод их любви.

А потом она пошла за барьер, ведь её к этому готовили, чтобы вдохновить людей собственным примером, показать, что она настоящая жена правителя и не боится ничего ради своего народа. Гар отговаривал, но бесполезно. Решение было принято. И вот теперь она должна вернуться к нему и к сыну, туда, где в полях растут ковыль и алые маки.

Но только здесь остаются Клементина и Виктор, которые ждали встречи долгие три года, веря, что однажды она вернётся, и которые снова потеряют её.

Юлия стояла возле самого барьера и слёзы текли по её лицу.

Она не знала, что ей выбрать, а что позабыть навсегда.

© Лана Лэнц — «Сказки города «N»

Источник

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Вспомнить, чтобы забыть!
Adblock detector